Раннее развитие детей

Ребенок, который с трех лет занимался по Зайцеву, в семь лет может спокойно идти в пятый класс. Таких детей в течение ближайшей пары лет могут появиться десятки тысяч, а заниматься с ними в рамках обычной школьной программы – невозможно. Для них нужно разрабатывать специальные учебные планы и методики. Ведь сегодня в первом классе на двадцать шестом уроке дается цифра 5, на пятьдесят первом уроке – цифра 8 (вот она – устаревшая авиация). И начинаются выдумки, что реактивные самолеты плохо летают, что петь в три года вредно. Реальность сегодняшней школы описана 2 октября 98 года по телевидению министром обороны: «54% призывников имеют физические отклонения». Я уже писал о 84% сколиоза и тотальной близорукости, так неужели здоровые призывники менее ценны для министерства обороны, чем реактивные самолеты.

Получается слишком розовая картина. А в жизни она не розовая. Выясняется, что способные дети, которые могут, повзрослев, вывести страну из тупика, НЕ НУЖНЫ. Прежде всего, они не нужны школе: такие дети не в состоянии высидеть сорока пяти минутный урок, слушая, как в середине первого класса читают «мама мыла раму» или от десяти пальто отнимают два. Но в стране уже есть «зайцевские классы», которые идут по мощной полноценной программе, в такие классы дети переходят целой «зайцевской» группой из детского сада. И чаще всего это происходит в провинции. А в столицах , даже в элитных школах ничего похожего не происходит.

Есть один резонный вопрос, который требует серьезных раздумий. Что делать с детьми, которые в семь лет готовы поступать в пятый класс? Вопрос это не легкий, но он решаемый. Существуют программы для таких детей, существуют учителя, только нужно их искать. В августовском номере «Огонька» была статья о двух сестрах десяти и двенадцати лет, которые сдали экзамены за среднюю школу и поступили в финансовую академию при Совете Министров. Подробности их детской учебы восторженный автор опустила, и мы воздержимся от догадок и спекуляций. Каким-то неведомым путем обычная московская семья воспитывает выдающихся девочек. Попробуем включить этот факт в наши рассуждения. Во-первых, у Белого Дома намного больше шансов получить экономических советников десятилетнего возраста, потому что в Америке не борются с Доманом. Во-вторых, две наши московские героини в садик и в школу не ходили, потому что школа все-таки надежно оберегает от проявлений гениальности. И в мировой прессе сообщений о таких детях появляется все больше и больше. Кто-то занимается по ведущим системам раннего развития, кто-то из родителей придумывает свою систему и «попадает в масть»,и это тоже отлично. Когда районные методисты Москвы или Петербурга борются с распространением системы Зайцева, они ведь не просто конкретного новатора забивают: они упорно не желают принимать идеи раннего развития, давно уже понятые и принятые миром. А наш районный методист настаивает на прежней системе, чтобы ребенку в детском саду давали по математике установку, что существует число один: «вот посмотрите, один пальчик». А если ребенок показывает два пальчика и говорит «два», то его поправляют: «не два, а много». И вот на такой базе строится наша сегодняшняя школа.

Можно ли давать «автомат» Зайцева в руки слабым педагогам? В принципе, это не страшно. Конечно, хотелось бы, чтобы воспитатель творчески относился к тому, что он делает. Это гибкая методика: если ребенок хочет заниматься математикой, а не русским, к нему нужно прислушаться. Если он понял, то нужно идти дальше, а не топтаться на месте. Но если такой чуткости у педагога нет, то система Зайцева все-таки настолько емкая, что ученик, общаясь сам с таблицей и кубиками, будет придумывать или заказывать новые слова, приказы, фразы, чтоб не было скучно. Скука обучения – основной вирус, с которым сражаются все системы раннего развития, Доман и Зайцев здесь единодушны.

По правилам британской журналистики во втором абзаце статьи должна быть определена ее цель. Я же хочу повторять свою цель в каждом втором абзаце. Страна находится в катастрофическом положении, испытывая неостановимую утечку умов, талантов, рук. То, что наш хоккей потерял всех ведущих игроков, и внутренний чемпионат стал посредственным, – это понимает каждый любитель хоккея. Вывод напрашивается единственный: нужно так изменить систему подготовки юных игроков, чтобы поток хоккеистов-самородков был неисчерпаем. (По системе Домана, кстати, можно подготовить бесконечное количество спортсменов высочайшего уровня). Страна потеряла несколько сотен тысяч специалистов в результате всех волн эмиграции, ведущие ученые во всех областях научной деятельности уезжают за рубеж зарабатывать деньги. Одновременно катастрофически падает уровень школьного образования. Чего же можно еще ждать?! Почему во всем мире существуют тысячи центров раннего развития, а у нас – ни одного? Еще раз: НИ ОДНОГО. А американцы относятся к проблеме развития детей как к проблеме военно-стратегического значения.

Перейти на страницу: 1 2 3 4 5


Разделы

Новое на сайте

Copyright (c) 2019 www.teachguide.ru. All rights reserved.