Педагогика А.С. Макаренко

Авторитет, нужно создавать самим, пользуясь для этого всякими случаями жизни. В хорошем коллективе авторитет нельзя подорвать. Сам коллектив его поддерживает».

Контроль общественного мнения большого авторитетного и любимого коллектива закаляет характер ученика, воспитывает волю, прививает общественно полезные навыки личного поведения, гордость за себя как члена этого славного содружества. Только отсутствием организованного общественного мнения можно объяснить беспомощность воспитателей, позорящих себя подобными, например, характеристиками непослушных питомцев: «Мешает, сорит, бьёт стёкла, выражается, мажет краской лица товарищам, своим хулиганским поведением разлагает не только учащихся, но и учащих…» Такие аттестации звучат клеветнически. Школьник, изображённый драматическим злодеем, разлагает даже учителей. Воспитатели, по существу, пишут приговор себе, расписываясь в своей никчёмности.

В своих искания новых путей воспитания Макаренко и его товарищи не только не встретили помощи, но, наоборот, люди, призванные руководить ими, несмотря на прекрасные результаты правильной, подлинно советской системы воспитания, порочили и самого Антона Семёновича, и его методы.

В те годы в педагогическое дело, которое Макаренко назвал одним из самых тонких и нежных человеческих дел, проникли враждебные и чуждые влияния. Педагогическая арена сделалась достоянием педологии. «Последняя выступала от имени марксизма, и нужно было много мужества, чтобы этому не верить, чтобы большому авторитету «признанной науки» противопоставить свой сравнительно узкий опыт». Вместе с педагогами в руководящие органы народного образования проникли люди, которые, по словам Макаренко, «мало отличались от шарлатанов, протаскивающих под видом советской педагогики форменную контрреволюцию».

Напряжённая борьба разгорелась вокруг методов воспитания в колонии имени Горького. Педологи выводили свои методы воспитания из идеи «изучения» каждого ребёнка отдельно, и, поскольку это изучение приводило к разным выводам, постольку они считали нужным применять и различные методы.

«Трудно подсчитать раны, нанесённые педологией делу социалистического строительства на самом важнейшем участке – воспитания молодёжи». С горечью вспоминает Макаренко, как долго терпели все эту шарлатанскую чуждую галиматью, эту знахарскую возню педологии: «Долгое время у нас не было настоящего, зоркого, большевистского глаза, обходились мы все тем же мирным прекраснодушием и бесхребетной уступчивостью. Мы терпели нахальство разных псевдоучёных и трусливо встречали каждое живое, настоящее педагогическое слово. Мы малодушно смотрели, как педагоги на наших глазах душили свежие, самые нежные ростки нашего дела».

Макаренко вступил в открытую борьбу с педологами без какой-либо поддержки со стороны многих педагогических деятелей того времени и был глубоко принципиален и стоек в этой неравной борьбе.

Столкновения с педагогами создали для Макаренко, как он говорил, невыносимое организационное одиночество. Это одиночество не могло вызвать у Антона Семеновича порой глубокой грубости. С волнением читаешь главу «Лирика» из «Педагогической поэмы», где с непередаваемой полнотой отразилась и большая человеческая любовь Макаренко к своим воспитанникам, и тяжесть несправедливого одиночества в момент торжества, когда жизнь убедительно доказывала величие его дела, его правоту.

Перейти на страницу: 1 2 3 4 5 6


Разделы

Новое на сайте

Copyright (c) 2019 www.teachguide.ru. All rights reserved.