Беседа 1. Возможен ли брак по любви?

Еще один важный вопрос ко всем. В Церкви есть четкая система подсчета степеней родства. Например, между матерью и ребенком первая степень родства, между внуком и бабушкой — вторая, между братом и сестрой — вторая, дядей и племянником — третья. Степень определяется числом восходящих и нисходящих линий до общего предка. А теперь, собственно, сам вопрос: как вы думаете, какая степень родства между мужем и женой? Итак, слушаю ваши ответы.

Вторая. Никакой нет. Третья. Первая. Да, вариантов много. Ближе всего к правильному ответу были те, кто говорили, что степень родства никакая

, или никакой степени вообще нет. Только поясните мне, что вы имели в виду? Что они как бы и не родственники вообще, то есть они бесконечно далеки в смысле родства, или наоборот — они бесконечно близки, то есть у них нулевая степень родства? Понятно, вы думаете, что у них бесконечная степень родства.

А Церковь говорит, что между мужем и женой нулевая степень родства. Что это значит? А какая у меня степень родства с моей ногой? Никакой степени! Она — моя, она — часть моего тела, мы с моей ногой не родственники, мы ~ одно тело. Так вот, твоя жена — это часть твоего тела, а не родственница. И при подсчете степеней родства связь между мужем и женой не учитывается. Например, между мной и братом моей жены тоже вторая степень родства, как и у нее.

Церковь всегда знала, что муж роднее сына, что жена род–нее дочери. Во много раз роднее. Это только сейчас нам непонятно. А сто–двести лет назад это было известно любому крестьянину. Если вдруг жена захотела бы уйти от мужа и вернуться к своим родителям, ее бы просто не приняли. «У тебя есть муж, иди и вернись! Если ты от мужа ушла, то мы тебя знать не хотим!»

Раньше развод был совершенно немыслим. Просто это и в голову никому не могло прийти. Почему это было немыслимым? Попытаюсь объяснить. Представим себе некую маму, которая растит ребенка. В год — все хорошо, милое дитя. В два — первые искушения, в три — проблем уже больше, но еще терпимо, в семь — уже серьезные проблемы, а в девять мама заявляет: «Что–то сынок мой перестал мне нравиться. Что–то от рук отбился, хамить стал, учиться стал плохо. Сколько можно терпеть? Все! Надоело! Завтра же иду в ЗАГС и развожусь. Мне такой сын не нужен!» Мы понимаем, что такое немыслимо. С сыном разводиться нельзя! А почему тогда с мужем можно?

Раньше в голове у людей было все правильно, и люди знали, что разводиться с мужем или женой — это еще хуже, чем разводиться с сыном или дочкой. Ведь, если одна нога заболеет и не может ходить, мы же не бежим к хирургу: «Доктор, скорее отрежьте ногу, я наступил на гвоздь». Мы попытаемся лечить ее всеми силами, и только в том случае, если нога поражается страшной болезнью (например, гангреной), мы решаемся на операцию, чтобы болезнь не передалась всему организму. Также и с разводом — всеми силами мы должны пытаться сохранить семью, и только когда надежда на это пропадет, и есть опасность, например, что пьяный муж покалечит сына или вовлечет его в свои страшные грехи, — только тогда мы можем решиться на развод.

Итак, супруги становятся одной плотью. И настоящий муж любит свою жену уже только за то, что она его жена, что они единая плоть. Конечно, если при этом у жены есть еще какие–то замечательные свойства характера, то это просто прекрасно. Но даже если их нет, такой правильный муж все равно будет любить жену.

То, что супруги — единая плоть, не просто какой–то красивый образ, но все, что происходит с одним из супругов, в действительности отражается на другом. Если супруги пытаются с помощью Божией преодолеть все искушения семейной жизни, то через некоторое время они могут вполне реально чувствовать, что стали одной плотью.

Все мы, наверное, не один раз слышали истории вроде следующей. Мать отправляет своего сына в армию. Он, например, служит во флоте, в тысячах километрах от своего родного дома. Но вот с сыном случается какая–то беда. И мать, несмотря на огромные пространства, разделяющие ее с сыном, своим сердцем чувствует его беду. Так вот: Господь может дать супругам такую благодать, что они будут ощущать друг друга еще сильнее, чем мать своего ребенка. Буквально так, что одного ущипнешь, а другой подпрыгнет и скажет: «Ой!» Иногда от пожилых супругов, проживших в верности друг другу, можно услышать подобное: «Вот, говорю супруге об этом, а она мне в ответ, что и она как раз об этом–то и думала». У верных супругов появляются не только единые чувства, но и мысли, и желания.

Однажды со мной произошел следующий случай. Я стоял на почти безлюдном перроне, и мимо меня прошло несколько мужчин неизвестной мне национальности. Они громко разговаривали, и их язык мне показался очень благозвучным. И тут же у меня возникло желание узнать: а так ли благозвучен наш русский язык? Но оценить звучание родного языка я никак не мог, и неожиданно понял, почему. Я никак не могу услышать звучание родного языка, потому что я слышу уже не звуки, а сразу смысл слов. Можно оценить звучание только у чужого языка, смысл которого ты не понимаешь. Звучание — это единственное, что можно понять в незнакомом языке. То же происходит и с людьми. Пока человек для тебя чужой, единственное, что ты можешь в нем разглядеть, — это его внешность. Вспомним: «Встречают по одежке, а провожают по уму». Близких, родных людей мы не оцениваем по их красоте. Мы видим сразу движение их душ. Первый признак того, что мы полюбили человека, — это то, что мы перестаем замечать его внешность.

Перейти на страницу: 1 2 3 4 5 6 7 8 9


Разделы

Новое на сайте

Copyright (c) 2019 www.teachguide.ru. All rights reserved.