Беседа 3. Дети

Другая иллюстрация. Семья едет на машине. За рулем сидит отец, рядом — мать, сзади — детки. Отец нарушает правила дорожного движения, обгоняет в неположенном месте, навстречу неожиданно вылетает автомобиль. Чтобы избежать прямого столкновения, отец выворачивает руль, и вся семья отправляется в кювет. Кто виноват в аварии? Ясно, что только один человек — отец. А кого повезут в больницу? Только одного отца? Нет, повезут всех, потому что вся семья искалечена по вине одного. На них вины нет, но лечиться надо. Так же и грех. Грешит один — мама или папа, а лечиться от греха, от склонности к этому греху будут и детки. Они должны будут в будущем бороться с той страстью, что в них посеяна родителями. Они, дети, будут ходить на исповедь и своими покаянными слезами смывать этот грех.

А говорить, что это несправедливо — неразумно. Ведь мы же не говорим о несправедливости, когда один в семье заражается гриппом, а от него заражаются все остальные члены семьи.

Итак, подводя итоги сказанному о духовной связи родителей и детей, можно сказать, что в духовном смысле дети — это продолжение своих родителей, они — кусочки их тела. Провести грань между ними очень сложно.

В плане же телесном связь между родителями и детьми несколько иная. Жизнь ребенка начинается с момента зачатия, и большинство людей ошибочно считает, что ребенок в утробе матери — это кусочек ее тела (в чисто физиологическом смысле). Этим, кстати очень часто оправдывают аборты: «Мое тело, что хочу, то и делаю». Но в этих словах заключена огромная ложь.

Во–первых, ребенок с момента зачатия не принадлежит родителям хотя бы уже потому, что в его появлении участвовали не только они. В каждом зачатии незримо присутствует Бог. Верующие люди всегда это знали. Две клетки — от мужа и от жены — образуют единую клетку, но это еще не человек, а вот Господь дает этой клеточке душу, и теперь это уже полноценный человечек. Родители не управляют процессом рождения ребенка. Детей дает Бог. Кому–то дает много, кому–то мало. Недавно мне попались на глаза рассуждения одного гинеколога, который говорил, что тайна зачатия остается тайной, потому что никто не может объяснить, почему у двух здоровых семей, которые хотят детей, в одной — восемь деток, а в другой — лишь один.

Во–вторых, любому школьнику, который изучал биологию в 9–м классе, должно быть уже известно: ребенок в утробе никогда не является частью матери, он — не ее тело, он — не один из ее органов. Что же такое ребенок в утробе своей матери? Кто он для нее с точки зрения физиологии?

Начну несколько издалека. Некоторые низшие организмы могут размножаться почкованием или делением пополам. Отщипнул веточку от дерева, посадил в землю, глядишь, новое дерево выросло. Но так бывает только у растений. С животными все уже сложнее. Давайте взглянем на более высокоразвитые организмы, например, рыб. Оплодотворенная икринка находится вне материнского организма. Даже зачатие, то есть оплодотворение, происходит вне матери–рыбы. В икринке есть все необходимое для того, чтобы в ней развивался малек, который потом «вылупится» из икринки. Икра является очень ценным питательным продуктом, потому что там заложены все вещества для роста будущей рыбешки. Никому в голову не придет сказать, что зародыш в икринке — это часть материнского организма. Подымемся еще выше, взглянем на птиц. У них зачатие происходит уже в организме матери. Курица снесла яйцо, и в этом яйце есть все необходимое для того, чтобы в нем развивался цыпленок. Но только одних веществ, заложенных в яйце, уже мало для роста цыпленка, ему еще нужно тепло, поэтому курица высиживает яйца. Вновь видим, что на всем этапе развития зародыша в яйце он не может считаться частью материнского организма, он четко отделен от него твердой скорлупой. Подымемся еще выше, взглянем на млекопитающих. Это еще более высокоразвитые животные, и для развития зародышей требуется еще больше условий. Трудно представить, какое нужно яйцо, в котором бы мог развиваться слоненок. Сложность организма требует много большего, чем у птиц и рыб, времени развития зародыша, а, следовательно, и веществ в это яйцо надо заложить в несколько раз больше. Поэтому даже для такого малого животного, как мышь, потребовалось бы такое яйцо, которое мама–мышь никогда бы не смогла снести, оно должно было бы быть не меньше самой матери. Поэтому Господь устроил иначе: Он посадил это яйцо, эту икринку в утробу самой матери. И ребенок, равно как и какой–нибудь жеребенок или котенок, в утробе матери находится, словно в мягком яйце, которое присоединено к материнскому организму, но не сливается с ним.

Перейти на страницу: 1 2 3 4


Разделы

Новое на сайте

Copyright (c) 2019 www.teachguide.ru. All rights reserved.