Встреча

Первое время она с отвращением ходила на занятия и жаловалась другим преподавателям, что в этом году на ее голову опять свалилась совершенно несносная группа. В общем-то, она, конечно, не ошибалась в первой интуитивной оценке. Но потом постепенно узнавала, что невообразимый тупица — исключительно добросовестный, трудолюбивый и исполнительный человек, который за все эти годы ни разу не пришел на занятия с невыполненным заданием. И это несмотря на то, что часто недосыпает, потому что у него маленькая дочка и ему приходится крутиться по хозяйству. Что он прекрасный муж и отец. А в портфеле у него всегда кефир и колбаса, которые он после занятий повезет на электричке домой, потому что живет далеко за городом. А тот, у которого глаза подонка, прекрасно поет и совершенно преображается во время пения. На нем держатся все факультетские вечера самодеятельности. И уже несколько лет эта самодеятельность занимает первые места на общеуниверситетских конкурсах. Что отпетый лизоблюд написал талантливую статью и не мыслит своей жизни без науки. А самая страшная, губастая, лохматая рыжая девчонка в группе, у которой топорное лицо и коренастая, как будто обрубленная фигура, — лучшая спортсменка факультета, прекрасный товарищ, душа всего курса и большая умница.

Непонятным образом Нина постепенно начинала без них скучать. Между нею и студентами устанавливались самые хорошие отношения, и к концу семестра она уже всем говорила, что у нее на четвертом курсе еще никогда не было такой замечательной группы, как сейчас. Разве только на пятом. И совершенно незаметно для нее самой эти занятия с новой группой превращались из пытки в праздник.

Она никогда не уставала от занятий. Если у нее было плохое настроение и что-то не ладилось, она приходила к своим ребятам, шутила, подтягивалась, и все становилось на свои места. С ними она чувствовала себя всегда молодой. С ними она могла говорить о музыке, о последней выстав— ке живописи. О чем угодно. И в первую очередь, конечно, о своей любимой органической химии, которую она давно уже любила больше всего на свете, а они только начинали любить, и она помогала им в этом.

Всех их она любила и считала своими детьми, хотя нередко попадались студенты, которые были моложе ее всего лет на десять. Когда на пятом курсе они защищали дипломы и уходили, она с горечью думала, что вот и еще одна группа ушла навсегда, а она постарела еще на один год. Но она почему-то совершенно не чувствовала, что стареет.

Рита, конечно, не представляла себе всего этого. Из рассказа Нины она очень хорошо поняла только, что никакой личной жизни у той не было и нет. Ни мужа, ни детей. Так всю жизнь и живет одна. Рите было жалко подругу, которую никто никогда не назвал любимой или мамой. Которая не была нужна никому. На всем белом свете. Хотя, конечно, и тешила себя иллюзиями, что нужна своей науке. Рите было стыдно признаться в этом, но она считала, что наука — все-таки не женское дело. Главное для женщины — семья, дети. И она очень бы удивилась, если бы узнала, что и Нина думает абсолютно так же. Хотя для себя лично и не мыслит жизни без науки.

Оказалось, что в этом году Ритин сын оканчивал школу и мечтал поступить на биофак. И Рита решила прийти сюда сама, чтобы поконкретнее узнать о биофаке. Путаясь в словах «факультет», «кафедра», «деканат» и «ректорат», она объяснила, что хотела бы, если можно, поговорить с завкафедрой, который, как ей сказали, сейчас занят, но скоро освободится. «Ничего не поделаешь, но завкафедрой — это я», — рассмеялась Нина. И она начала рассказывать о структуре факультета и специфике каждой кафедры, о том, каких специалистов они готовят. Она старалась говорить как можно понятнее, но чувствовала, что многие вещи все-таки доходят до Риты с трудом.

Перейти на страницу: 1 2 3 4


Разделы

Новое на сайте

Copyright (c) 2019 www.teachguide.ru. All rights reserved.